Мое отношение к стихотворениям цветаевой

Добавлять комментарии могут мое отношение к стихотворениям цветаевой только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Марина Цветаева «Моим стихам, написанным так рано…»

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Май 1913
По собственным воспоминаниям Марины Цветаевой, писать стихи она начала уже в семь лет, а печататься – в шестнадцать. С самого начала творческого пути Цветаева не признавала слово «поэтесса» по отношению к себе, предпочитая вместо этого гордое «поэт Марина Цветаева».
За свою жизнь она написала несколько программных статей, преобладающая тема которых – тема поэта и поэзии.
Непонимание читателем ее произведений, ощущение собственной ненужности в России стали причиной развития в творчестве Марины Цветаевой темы одиночества, противостояния истинного художника толпе. Одним из них стало стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», датированное тысяча девятьсот тринадцатым годом. В это время Марине Цветаевой был двадцать один год, а поэту Марине Цветаевой – уже четырнадцать.
Примечательно, что все стихотворение – одно предложение, где инверсия позволяет выявить со стопроцентной точностью предмет поклонения лирической героини.
Такое построение усиливает напряжение, которое ослабляется в завершающей строке. Усложнение лексики достигается включением редко употребляемого «фимиам», и это в контрасте с бытовой обстановкой и обыденной лексикой («…разбросанным в пыли по магазинам…») усиливает эмоциональность тона поэта, хотя в конце предложения стоит точка, словно отказ от каких-либо заклинаний и убеждений.
Особо значимые слова и выражения Цветаева в этом стихотворении, как и во многих других, выделяет с помощью тире и скобок: « - нечитанным стихам!», «…(где их никто не брал и не берет!)…» Зная судьбу поэта, мы понимаем, что подобные мысли отнюдь не безосновательны. Лирическая героиня абсолютно тождественна личности Цветаевой, что делает ее поэзию необычайно искренней, а читателю даёт ощущение живого диалога с автором.
Марина Цветаева определяет наиболее важные темы своего творчества – “моим стихам о юности и смерти”. Действительно, мотив смерти, противостояние земной жизни тому, что будет после ухода, становится одним из важных мотивов её лирики.
Гордость, непокорность и одновременно желание быть услышанной – такие черты можно увидеть и в образе лирической героини, от лица которой М. Цветаева утверждает бессмертие истинного творчества. Этому служит и употребление множества сравнений: спонтанность, свежесть первых стихов сравнивается с брызгами фонтана, искрами феерверка, вкусом драгоценного вина. Но лирическая героиня испытывает не только восторг от обладания бесценным даром, но и предвидит неизбежное одиночество, непризнанность современниками: не случайно сравнение с маленькими чертями, ворвавшимися в святилище, куда допускаются лишь избранные.
Для поэта единственный ориентир в творчестве – внутренний голос, так и только так могут быть созданы истинные произведения.Сама Марина Цветаева назвала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…» «формулой» ее «писательской и человеческой судьбы». Она верила, что наступит другое время, когда ее стихи оценят по достоинству. Это пророчество сбылось – сейчас многие сборники юношеских стихов поэтессы( ни разу не издаваемые при жизни) открывает именно это стихотворение.
Марина Цветаева «Бабушке» 4 сентября 1914

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы...
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?
Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли...
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали.
Темный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?
Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!
День был невинен, и ветер был свеж,
Темные звезды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моем - не от вас ли?..


 

Перед нами стихотворение-портрет М. Цветаевой "Бабушка". Из воспоминаний Анастасии Цветаевой: "В комнате матери висел портрет бабушки, красавицы польки, Марии Лукиничны Бернацкой, умершей очень рано - в 27 лет. Увеличенная фотография- темноокое, с тяжелыми веками, печальное лицо с точно кистью проведенными бровями. Правильными чертами, горечью тронутым ртом…"
"Продолговатый и твердый овал" – ряд твердости. "Черного платья раструбы" – ряд твердости, так как ключевое слово – раструб, он вызывает ассоциацию с металлом. Платье явно накрахмаленное – твердость, жесткость, неподатливость.
"Юная бабушка" – оксюморон: невозможно быть юной и быть бабушкой. "Кто целовал Ваши надменные губы?" – невозможен поцелуй таких надменных губ: твердость – надменность – неприступность – невозможность. Невозможно женщине быть столь неприступной.
"Руки, которые в залах дворца // Вальсы Шопена играли" – играть вальсы Шопена в залах дворца для Цветаевой – невозможность (мы знаем, что она так и не стала музыкантом, хотя в детстве ей, как пианистке, пророчили большое будущее). Невозможно это и для нас с вами – ТАК играть и в ТЕХ залах ТЕХ дворцов.
"По сторонам ледяного лица // Локоны в виде спирали" – здесь та же самая твердость, неприступность. Спираль, как и раструб, восходит к представлению о металле. Возникает тема холодной чистоты и остроты
"Оборона" и "взгляд" притягиваются к остроте и "неприступности", прямой "взыскательный" – к "твердости". "Юные женщины так не глядят" – невозможность, не могут так глядеть юные женщины.
"Юная бабушка, кто вы?"женщины в поэзии Цветаевой всегда очень грешные, страстные, земные – очень женщины. С бабушкой же связывается следующий комплекс качеств: острота, неприступность, невозможность, холод, чистота. Все эти качества для обычной цветаевской лирической героини совершенно немыслимы.
Героиня стиха определенно не женщина. Что же это за существо? Цветаева не знает, вернее, разум Цветаевой не знает. Но подсознание подсказывает ответ: "Сколько возможностей вы унесли, // И невозможностей сколько..." – кстати, вот обнажилось слово "невозможность"..
«...В ненасытимую прорву земли//Двадцатилетняя полька», - это ответ. Смерть – вот тот мир, которому принадлежит данное существо. И моментально объясняются все присущие бабушке качества: холод, чистота – холод могилы, очищение смертью: невозможно живому быть – мертвым.
"День был невинен, и ветер был свеж..." - день – это свет, свет – это чистота, а чистота – в той модели мира, которую представляет разбираемый стих – это смерть. Итак, день был невинен, так как это день смерти. Свежесть связана с холодом, чистотой, очищением – значит, со смертью. Но здесь возникает интересное кольцо: вообще-то тема свежести связана с темой жизни. Это означает, что утверждается жизнь в смерти, жизненность смерти – иная форма существования, которая характеризует бабушку.
...Бабушка! Этот жестокий мятеж // В сердце моем не от Вас ли? Мятеж – восстание против общепринятого. Общепринято – жить. То есть поэт говорит о своей связи с миром смерти, о том, что Пришелец из иного мира оставил в сердце поэта частицу иного бытия (отметим, что слово "жестокий" – тоже из ряда смерти).
Анализ стихотворения М.Цветаевой "Имя твоё - птица в руке" 15 апреля 1916

Имя твое - птица в руке,
Имя твое - льдинка на языке,
Одно единственное движенье губ,
Имя твое - пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту,
Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.
Имя твое - ах, нельзя! -
Имя твое - поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век,
Имя твое - поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток...
С именем твоим - сон глубок

Стихи к Блоку (1916—1921) — цикл из шестнадцати стихотворений; характерно для Цветаевой, что первое из них посвящено имени Блока, самому его звучанию.
Цветаева славит имя Блока, любит, внемлет, молится ему( Имя твоё – это слова молитвы). Что делает её непохожей ни на кого и в то же время внутренне связывает с Блоком? Прежде всего неординарность личности обоих поэтов, бунтарский дух, мятежность, небывалая энергия, подчеркнутая напряженность, свобода от условностей современной жизни.
Эти черты отразились в стихах, посвященных Блоку. Любовные признания в них сочетаются с надгробным плачем, звучит предельно искренняя исповедь. Трагическое ощущение одиночества роднит Цветаеву с Блоком. Для её Блок - "два белых крыла", ангел, Божий праведник. Блок - это то-то возвышенное, легкое, но почему-то ускользающее и невещественное. Во всех стихах цикла, написанных с 1916 по 1921 г. мы чувствуем горечь утраты и надежду на воскрешение.
Заглавным в цикле является стихотворение "Имя твоё - птица в руке...". Оно удивительно тем, что в нем, открывающем цикл, ни разу не произнесено имя Блока, но все равно мы безошибочно определяем, о ком идет речь.
Стихотворение состоит из 3 строф, логически сменяющие друг друга:
  • в первой — описание фонетического и даже графического состава слова Блок (Имя твое — пять букв — оно писалось с твердым знаком, Блокъ);
  • во второй — сравнение звуков этого имени со звуками природы;
  • в третьей — эмоциональная ассоциация (звук поцелуя).
Каждая строчка значима в формировании образа Блока.
"Имя твоё - птица в руке" - в слове "блок" всего один слог, но мы чувствуем эту неуловимость мгновения. Вот она, птица, живая, теплая, но раскроешь ладони - улетит и нет её. Вторит этому и строчка "одно единственное движенье губ". Произнести слово - улетает оно, не вернуть.
Цветаевой важен каждый звук имени Блока. Когда произносим "л", возникает образ чего-то легкого, холодного, голубого. Так появилась строка "имя твоё - льдинка на языке". Льдинка - это щекочущий холодок тайны, прикосновение к самым сокровенным глубинам души.
Три сравнения второй строфы, поясняющие звуковой комплекс слова «Блок», раскрывают вместе с тем и образный мир блоковской поэзии:
  • камень, упавший в воду пруда (усадебная атмосфера, безмолвная природа, мир Прекрасной дамы)
  • щелканье ночных копыт (важнейшая тема Блока – «На поле Куликовом»)
  • щелканье курка (трагизм блоковского «страшного мира»).
Третья строфа, содержащая, в сущности, признание в любви, связывает звучание имени поэта с поэтическим миром его Снежной маски. Стихотворение завершается словом глубок, содержащим все звуки имени поэта и рифмующим с ним - ведь он безмерен, как и его поэзия.. Так осмысляется комплекс звуков Блок, приобретающий в сознании Цветаевой глубокую закономерность.
Музыкальная палитра стихотворения чрезвычайно насыщена: здесь и звон бубенца, и щелканье курка, и топот копыт. Слово "блок" впитывает все звуки, все краски, так умело нанесенные на холст стиха художником. Он и "мячик, пойманный на лету", и "камень, кинутый в тихий пруд".
Так и хочется повторить слова Цветаевой из третьей строфы, напоминающие звук поцелуя. Блок Цветаевой - её любовь, любовь духовная, неземная.
Синтаксис стихотворения очень близок к синтаксису самого Блока. Цветаева использует безглагольные синтаксические конструкции, что позволяет ей достичь особой экспрессии в передаче своих чувств.
Предложения фиксируют настоящее время, но им свойственен особый, вневременной характер. Они подчеркивают бессмертие Блока.
Цветаева использует синтаксический параллелизм: построение синтаксических конструкций 1 и 3 строфы совпадают, что придает стихотворению композиционную завершенность и целостность.
Анафора "имя твоё" (слова из «Отче наш») обращает наше внимание именно на ключевое слово и усиливает восхищение поэтом. Даже тире у Цветаевой несет синтаксическую нагрузку - необходимо сделать паузу.
Помогает Цветаевой и инверсия. Она делает строки особенно плавными: ".. в легком щелканье...". Зрительный образ Блока помогают создать тропы:
  • метафоры ("птица в руке", "льдинка на языке") - они выражают эмоциональное отношение к поэту;
  • эпитеты ("нежная стужа недвижных век");
  • олицетворение ("назовет курок"), что делает образ Блока более живым, запоминающимся.
  • Повествование держится не столько сюжетом, сколько энергией монолога Цветаевой. Эту энергию даёт стихотворению каждый его элемент.
«Семь холмов - как семь колоколов!»

Семь холмов - как семь колоколов!
На семи колоколах - колокольни.
Всех счетом - сорок сороков.
Колокольное семихолмие!
В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.
Дом - пряник, а вокруг плетень
И церковки златоголовые.
И любила же, любила же я первый звон,
Как монашки потекут к обедне,
Вой в печке, и жаркий сон,
И знахарку с двора соседнего.
Провожай же меня весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче позаткни мне рот
Колокольной землей московскою!

8 июля 1916. Казанская
Лексический анализ стихотворения.
  • Семь холмов – по преданию, Москва расположилась на семи холмах.
  • Червонный день – красный день, т.е. праздничный.
  • Иоанна Богослова – богослов – несущий слово божье, посвятивший себя изучению богословия (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Сброд (презрительное) (Ожегов С.И. «Толковый словарь русского языка»). – Люди, принадлежащие к разложившимся, преступным, антиобщественным элементам.
  • Юродивый – безумный, божевольный, дурачок, отроду сумасшедший; народ считает юродивых Божьими людьми. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Воровской - стар. мошеннический, а вообще преступный, противозаконный; воровские люди, сволочь, негодяи; мятежники. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Хлыстовский. – Хлыстовка – сплетница. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
Стихотворение «Семь холмов - как семь колоколов» вошло в цикл стихотворений о Москве. Москва для Цветаевой – это город, в котором она родилась, город, в котором была счастлива.
Тема стихотворения – Москва, город, расположенный на семи холмах. Идея стихотворения – признание в любви родному городу, городу церквей, городу разноликому, разношерстному. Ключевые слова: «колокольное семихолмие», «дом – пряник, а вокруг плетень… И церковки златоглавые», «московский сброд», «Колокольной землей московскою».
Для Цветаевой город Москва – это город «сороков церквей».
Композиционно стихотворение делится на две части:
первая часть – описание города колоколов,
вторая – городской люд, среди которого и находится лирическая героиня. Она связана с этим городом с первых минут рождения и не представляет себе жизни без города, в котором: Дом – пряник, а вокруг плетень И церковки златоглавые.
Признание в любви родному городу – это не дань уважения родине, а глубокое чувство, которое наполняет душу и радостью, счастьем, мечтами: И любила же, любила же я первый звон

Для Цветаевой Москва – это город, наполненный людьми, разного социального статуса и положения, но в стихотворении она обращается к:

Провожай же меня, весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче заткни мне рот
Колокольной землей московскою.

Как вы понимать смысл последних двух строк? ( Чтобы не заплакать в момент прощания)
Звуковая (фонетическая) сторона стихотворения помогает нам почувствовать настроение, передать внутреннее состояние лирического героя.
В 1 строфе – преобладание сонорных и гласных звуков. Из гласных звуков самый частый звук [А] 17 раз. Звук [А] создает пространство, окрашивает, создает настроение.
Звуки создают ощущение глубины, веса, ширины и высоты, легкости, даже тонкости и пронзительности; звонкие звуки символизируют нечто большое, а глухие – нечто маленькое; звуки высокие выражают идею не только маленького, но и слабого, тонкого, нежного, светлого, а низкие – большого, массивного многочисленного, медленного, темного.
Глухих согласных звуков в два раза больше, чем звонких согласных. Такое сочетание звуков стихотворения создает звуковой фон: первые две строфы мы слышим звон одного колокола, этот звон разносится ветром во все стороны. Затем начинают звенеть колокола поменьше, и мы видим и слышим движение людей:

Как монашки потекут к обедне,
- Вой в печке, и жаркий сон,
И знахарку с двора соседнего.

Колокольный звон – это начало церковной службы, это сигнал тревоги. Колокольный звон – это музыка души. Наверное, поэтому колокольный звон завораживает и притягивает всех людей.
В первой строфе мы слышим размеренный звук одного колокола. Во второй строфе звук нарастает, но в то же время появляется и другой звук – звук другого колокола. А в третьей и четвертой строфе мы слышим музыку разных колоколов, т.е. колокольный перезвон.
В русской духовной культуре три основных колокольных звона:
  • Трезвон – церковный звон во все колокола. (Ожегов)
  • Перезвон – звон нескольких колоколов, колокольчиков. (Ожегов); звон попеременно во все колокола, начиная с большого. (Даль)
  • Благовест – колокольный звон перед началом службы (Ожегов); звон в один колокол (средний) для извещения о службе в церкви и звон во время службы по положению. (Даль)

Движение разношерстной толпы мы и слышим в звуках последней строфы.
Провожай же меня, весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче заткни мне рот
Колокольной землей московскою.
Какова же цветовая гамма стихотворения М.Цветаевой «Семь холмов – как семь колоколов…»?
Преобладание в стихотворении гласных звуков [А], [О] дает нам представление о белом цвете, на фоне белого цвета отчетливо видим белую церковь с колокольней, золотые купола которой уходят в высь, в голубое небо, а звуки [У], [Ы] вступают в контраст и возвращают нас на землю, в пеструю толпу людей в червонный, т.е. выходной (красный) день.
Русский язык считается одним из самых музыкальных, певучих языков. Это мы с вами доказали, исследуя стихотворение М.Цветаевой «Семь холмов – как семь колоколов…». Надо только научиться читать стихи и слушать, как звуки вступают в диалог и какая музыка и них получается.

Стихотворение М. Цветаевой «Тоска по родине! Давно...» 3 мая 1934
Поэт может быть бездомным, но стихи - никогда. Е. Евтушенко

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой
Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.
Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —
В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведем без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.
Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!
(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!
Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне всё — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —
Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.
Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина…

Марина Цветаева прожила сложную жизнь. Несколько лет ей пришлось провести за границей в эмиграции. Но даже живя за пределами России, она оставалась истинно русским человеком. На чужбине её съедала тоска по родине, но поэтесса пыталась издеваться над этой тоской, быть гордой.
Она чувствовала себя бездомной и “совершенно одинокой”, но ведь там у нее был дом и семья! Значит, домом для Марины Цветаевой могла быть только Россия, а семьей - русский народ.
Отчаяние поэтессы будет так велико, что она безразлична к своему языку, который так обожала:

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично, на каком
Не понимаемой быть встречным!

А дальше в стихотворении мы находим такую строку: « …Душа, родившаяся - где-то». Жестокая судьба бросила её в бездомное “куда-то” и уже не важно, где именно родина, родина, не сумевшая уберечь свою дочь и не признавшая её таланта:

Так край меня не уберёг
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей – поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Затем следуют “домоненавистнические” слова:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст…
И далее ещё более отчужденно, надменно:
И всё – равно, и всё – едино.

И вдруг попытка издевательства над тоской по родине беспомощно обрывается, и все жёсткие слова сводятся на нет, переворачивается весь смысл стихотворения в душераздирающую трагедию любви к родине:
Но если по дороге - куст
Встаёт, особенно – рябина…
И всё. Только три точки. Но в них заключена такая сила любви, такая нежность, на которую не способны тысячи других, выражающих свою любовь.
Любовь к дому, - но через подвиг бездомности”. Таким подвигом была вся жизнь Цветаевой. Поэтесса была бездомной, но у её стихов дом был и будет всегда.
Анализ художественных средств и приёмов.
В стихотворении М.И. Цветаевой постоянно повторяются слова: “всё равно”, “всё едино”. “Всё равно”, “где брести”, “быть вытесненной в себя”, “где не ужиться”, “где унижаться”. Все равны, ни с кем нет кровной связи, душевного родства, ни к чему нет привязанности, нет веры: “Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст”. Нет родины: “Тоска по родине! Давно разоблачённая морока!”
Отрешённость ото всего и ото всех звучит в разных вариантах в этом стихотворении. Н.Берберова в книге «Курсив мой» вспоминает: “М.И. Цветаеву я видела в последний раз на похоронах <...> князя С.М. Волконского, 31 октября 1937 года. После службы в церкви на улице Франсуа-Жерар... я вышла на улицу. Цветаева стояла на тротуаре одна и смотрела на нас полными слёз глазами, постаревшая, почти седая, простоволосая, сложив руки у груди. Это было вскоре после убийства Игнатия Рейсса, в котором был замешан её муж С.Я. Эфрон. Она стояла, как зачумлённая, никто к ней не подошёл. И я, как все, прошла мимо неё <...> В Праге она (М.И. Цветаева) производила впечатление человека, отодвинувшего свои заботы, полного творческих выдумок, но человека, не видящего себя, не знающего своих жизненных... возможностей, не созревшего для осознания своих настоящих и будущих реакций. Её отщепенство... через много лет выдало её незрелость: отщепенство не есть, как думали когда-то, черта особенности человека, стоящего над другими, отщепенство есть несчастье человека — и психологическое, и онтологическое, — человека, недозревшего до умения соединиться с миром, слиться с ним и со своим временем, то есть с историей и с людьми”.
В стихотворении М.И. Цветаевой есть своеобразные повторы. Мы видим в тексте целое родовое гнездо однокоренных слов слову “родина”:

  • родным (роднее — форма данного прилагательного),
  •  
  • родившаяся (душа),
  • родимого (пятна).
  • В произведении им противопоставлены контекстуальные антонимы:
  • родина — “госпиталь или казарма”,
  • родной язык — “безразлично — на каком непонимаемой быть встречным!”,
  • “роднее бывшее — всего” — “всего равнее”. (Здесь умышленно допущена грамматическая неточность: наречие, не имеющее степеней сравнения, употреблено в сравнительной степени — это знак своеобразной самоиронии.)
  • А в словах “душа, родившаяся где-то” звучит глобальная отстранённость от конкретного времени и пространства. От связи с родной землёй вовсе не осталось следа:
  • В частом использовании однокоренных слов есть определённый смысл. Сердце болит из-за отрешённости от родного, именно поэтому так горячо доказывается нелюбовь.
  • Не только М.И. Цветаева, а многие, обречённые на странничество вихревыми годами социальных перемен, испытывали щемящую тоску по родине. Эта тоска определяла тематику и интонации их творчества.
  • Родина живёт в сердце героини стихотворения, именно поэтому так страстно звучит её монолог, так много эмоций в него вложено. Семь восклицательных знаков — свидетельство экспрессивности речи. В стихотворении на десять четверостиший — семнадцать тире. Тире — любимый знак М.И. Цветаевой, он в смысловом отношении самый выразительный в русском языке. Нельзя поверить в равнодушие героини, если читаешь, что называется, “по нотам” (помним: “знаки-ноты”). В смысловом отношении значимо и многоточие. Особенно ощутима его роль в конце предложения.Но если по дороге — куст\Встаёт, особенно — рябина...
  • Это многоточие красноречиво и однозначно: героиня навеки связана с родной землёй, если куст рябины вызывает трепет сердца, изболевшегося в вынужденной бездомности.
  • От напевной и говорной интонации поэтесса переходит к ораторской, срывающейся на крик:
  • (Читателем, газетных тонн
  • Глотателем, доильцем сплетен...)
  • Двадцатого столетья — он,
  • А я — до всякого столетья!
  • Обострённость мировосприятия М.И. Цветаевой не раз отмечалась в мемуарной прозе разных авторов. С.Эфрон, муж М.И. Цветаевой, пишет: “Марина — человек страстей... Отдаваться с головой своему урагану для неё стало необходимостью, воздухом её жизни. <...> Одна голая душа! Даже страшно»
  • Стихотворение Марины Цветаевой «Книги в красном переплёте»
  • Из рая детского житья
  • Вы мне привет прощальный шлете,
  • Неизменившие друзья
  • В потертом, красном переплете.
  • Чуть легкий выучен урок,
  • Бегу тотчас же к вам бывало.
  • - "Уж поздно!" - "Мама, десять строк!"...
  • Но к счастью мама забывала.
  • Дрожат на люстрах огоньки...
  • Как хорошо за книгой дома!
  • Под Грига, Шумана и Кюи
  • Я узнавала судьбы Тома.
  • Темнеет... В воздухе свежо...
  • Том в счастье с Бэкки полон веры.
  • Вот с факелом Индеец Джо
  • Блуждает в сумраке пещеры...
  • Кладбище... Вещий крик совы...
  • (Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
  • Приемыш чопорной вдовы,
  • Как Диоген живущий в бочке.
  • Светлее солнца тронный зал,
  • Над стройным мальчиком - корона...
  • Вдруг - нищий! Боже! Он сказал:
  • "Позвольте, я наследник трона!"
  • Ушел во тьму, кто в ней возник.
  • Британии печальны судьбы...
  • - О, почему средь красных книг
  • Опять за лампой не уснуть бы?
  • О золотые времена,
  • Где взор смелей и сердце чище!
  • О золотые имена:
  • Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!
  •  
  • Известно, что Марина Цветаева и в детстве, и позднее не просто любила читать, а любила страстно, “проваливалась” в книги с головой: “едва научившись читать, она набросилась на книги и принялась читать всё без разбору: книги, которые давала ей мать и которые брать не разрешала, книги, которые должен был читать, но не читал — не любил — старший Андрюша, книги, стоявшие в запретном для Марины <...> шкафу сестры Лёры...” И позднее, учась в гимназии, она, по воспоминаниям, “неизменно читала или что-то писала на уроках, явно безразличная к тому, что происходит в классе; только изредка вдруг приподнимет голову, заслышав что-то стоящее внимания, иногда сделает какое-нибудь замечание и снова погрузится в чтение”
  • О своей страсти к чтению Цветаева пишет, например, в раннем стихотворении-воспоминании «Книги в красном переплёте» (автором не датировано, относится предположительно к 1908–1910 годам)
  • Москва получила в подарок от семьи Цветаевых три библиотеки: отца, матери и деда. В этом доме все любили книгу.
  • Основная тема отражена уже в заглавии. Но, говоря об одном, Цветаева сказала о многом. И о себе... Стихи Цветаевой автобиографичны, интимно-личностны. Автор этого стихотворения ещё очень юн, но, едва вступив в пору своей взрослости, обращается к воспоминаниям о детстве как к чудесному источнику счастливых мгновений жизни.
  • Композиция стихотворения непосредственно отражает конфликт, лежащий в основе произведения. Картине прошлого посвящена основная (центральная) его часть, которая обрамляется размышлениями уже повзрослевшей героини. Её детство прошло среди музыки и книг. Часто приходилось ей засиживаться допоздна и засыпать над любимой книгой. В тексте упоминается мать героини, видимо, именно она так же увлечена своей игрой, как дочь чтением. И оживают в воображении герои любимых книг: Том Сойер, Гек Финн, Бекки, индеец Джо, Принц, Нищий...
  • В какой момент героиня стихотворения обращается к воспоминаниям о детстве, о любимых книгах? Об этом в тексте не говорится прямо, но мы понимаем, что её что-то тревожит, гнетёт. Что же? И почему?
  • Начнём с заглавия. Есть ли в нём что-то необычное? «Книги в красном переплёте»: слово “книги” стоит во множественном числе, а “в переплёте” — в единственном. Таким образом создаётся впечатление единого целого, возможно, речь идёт о собрании сочинений, а не о разрозненных томах.
  • Из рая детского житья
  • Вы мне привет печальный шлёте,
  • Неизменившие друзья
  • В потёртом, красном переплёте.
  •  
  • Как героиня обращается к книгам? “Неизменившие друзья // В потёртом, красном переплёте”. Книги для Цветаевой действительно были живее и реальнее, чем люди, о чём она неоднократно говорила.
  • А что значит друзья “неизменившие”? Через характеристику книг и (далее) книжных героев даётся — по контрасту — характеристика жизненных обстоятельств, в которых оказалась уже выросшая героиня: если есть “неизменившие” друзья, значит, появились и изменившие.
  • Почему же привет “печальный”? Может быть, потому, что детство больше не повторится? Не повторятся эти прекрасные мгновения, когда можно уединиться с книгой и забыть обо всём. Или ещё и потому, что книги немым укором свидетельствуют: в жизни идеалов не найдёте...
  • А почему автор в финале использует сравнительные формы: взор — “смелее”, сердце — “чище”? Что с чем сравнивается? Восхищаясь персонажами книг Твена, героиня, кажется, сожалеет о том, что её идеальные представления о людях и о мире не находят подтверждения в реальности. Значит ли это, что она зря читала книги? Может быть, и не было бы тогда разочарований? Нет, не зря. Почему мы так думаем? Всё это стихотворение — гимн книгам и чтению. Книги для лирической героини и для автора стихотворения оказываются той основой, которая помогает выстоять, не разочароваться в мире.
  • В первой строфе называется детство? “Рай детского житья” — это счастье, наслаждение, блаженство. Лирическая героиня счастлива, что имеет возможность погрузиться в мир книг. Общая атмосфера дома благоприятствует этому. Здесь спокойствие, умиротворение, чудесная (непростая) музыка— тот самый рай, о котором уже было сказано.
  • Во второй строфе, по сути, лаконично изображена целая сценка:
  • Чуть лёгкий выучен урок,
  • Бегу тотчас же к вам, бывало.
  • — Уж поздно! — Мама, десять строк!..
  • Но, к счастью, мама забывала.
  •  
  • Почему мама забывала? Почему “к счастью”? По большому счёту, наверное, не очень-то и настаивала. А главное, оказывается, она сама была увлечена музыкой: Под Грига, Шумана, Кюи \ Я узнавала судьбы Тома.
  • Именно мать сыграла огромную роль в её воспитании — бескомпромиссно утверждая приоритет духовного, высокого, идеального и выражая глубочайшее презрение к материальному, земному, биологическому. Идеи матери, её любовь к книгам оказались органичными для “ребёнка, поэтом // Обречённого быть”.
  • В следующих строфах (4–6) оживают картины, создаваемые воображением девочки при чтении Марка Твена. Скорее всего, это действительно собрание сочинений, как мы предполагали ранее, поскольку речь в стихотворении идёт о разных произведениях писателя.
  • Средства выразительности
  • эпитеты,
  • метафоры
  • сравнения (Как Диоген живущий в бочке)
  • олицетворения,
  • перифраз (друзья в потертом, красном переплете, приемыш чопорной вдовы)
  • метонимии (“под Грига, Шумана, Кюи)
  • особая роль в тексте односоставных предложений ( лаконично обрисовывают обстоятельства действия, после чего изображаются сами герои)
  • вводных и вставных конструкций,
  • предложения с прямой речью, диалог.
  • риторическое обращение, риторическое восклицание (“Как хорошо за книгой дома!”), риторический вопрос параллелизм ( вот…блуждает – вот летит; о,золотые времена – о, золотые имена)
  • анафора (последняя строфа),
  • эллипсис ( Вдруг – нищий!)
  • повторы ( О, золотые времена!)
  • недосказанность (многоточие)
  • « Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений!» ( Л.Толстой «Детство»)У Цветаевой главным символом детства стала книга. А любимые книги детства оказываются для неё истинной ценностью.
  • АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ М. ЦВЕТАЕВОЙ «КТО СОЗДАН ИЗ КАМНЯ, КТО СОЗДАН ИЗ ГЛИНЫ...»
  • ( см. задания к разбору в разработке урока по тв-ву Цветаевай)
  • Свой собственный характер, и женский, и поэтический, Цветаева склонна объяснять своим именем, но не просто звучанием, а главным образом этимологией имени,— кстати, вполне реальной: «Марина» значит «морская».
  • Кто создан из камня, кто создан из глины,—
  • А я серебрюсь и сверкаю!
  • Мне дело — измена, мне имя — Марина,
  • Я — бренная пена морская.
  • Кто создан из глины, кто создан из плоти —
  • Тем - гроб и надгробные плиты... —
  • В купели морской крещена — и в полете
  • Своем — непрестанно разбита!
  • Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
  • Пробьется мое своеволье.
  • Меня — видишь кудри беспутные эти?
  • Земною не сделаешь солью.
  • Дробясь о гранитные ваши колена,
  • Я с каждой волной — воскресаю!
  • Да здравствует пена — веселая пена —
  • Высокая пена морская!
  • 23 мая 1920
  • Стихотворение, реализует смысл имени Марина, в этом участвует каждый его элемент: наподобие волн сменяют друг друга полустишия, которые образуют строку четырехстопного амфибрахия (Кто создан из камня, кто создан из глины.... Кто создан из глины, кто создан из плоти...Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети )
  • Не у многих русских поэтов, современников Марины Цветаевой, найдется такое умение пользоваться ритмическими возможностями традиционно-классического стиха.
  •  
  • Кто создан из глины, кто создан из плоти —
  • Тем гроб и надгробные плиты... —
  •  
  • В купели морской крещена — и в полете
  • Своем — непрестанно разбита!

 
  • В этой строфе сталкиваются суша и морская стихия как неподвижность и полет; противопоставляются два характера — не только общечеловеческих, но и социальных.
  • Все внимание поэта обращено в эти годы к быстро меняющимся приметам душевного состояния, к многоголосию жизни и, В конце концов, к себе самой как воплощению всей полноты земного бытия
  • Основа всего образного строя господство во внутренней форме имени Марина.
  • Тема Марины у Цветаевой проходит через ряд ее стихотворений. Яркость и необычность метафор, меткость и выразительность эпитетов, разнообразие и гибкость интонаций, богатство ритмики - таков самобытный почерк молодой Цветаевой.
  • Вся она, Марина, - утверждение и воплощение страсти, молодости. И если порой на это стихийное жизнелюбие, как вечерний сумрак, наплывают мысли о неизбежном земном конце, то и смерть выглядит как отголосок, как эхо все того же не исчерпанного до дна бытия.
  • Сила ее стихов - не в зрительных образах, а в завораживающем потоке все время меняющихся, гибких, вовлекающих в себя ритмов. То торжественно-приподнятые, то разговорно-бытовые, то песенно-распевные, то задорно-лукавые, то иронически-насмешливые, они в своем интонационном богатстве мастерски передают переливы гибкой, выразительной, емкой и меткой русской речи.
  • Слово “измена” следует понимать не в житейском обывательском смысле — как будто поэтесса бездумно и легкомысленно меняла свои пристрастия, мысли и идеалы. Нет, для нее измена — это принцип становления, развития, вечного движения.

  Категория: Русский язык и литература | Добавил: МиненкоОА (13.09.2015) Просмотров: 14392 | Рейтинг: 0.0
Источник: http://school9korolev.moy.su/publ/russkij_jazyk_i_literatura/m_i_cvetaeva_analiz_stikhotvorenij_dlja_podgotovki_k_ehkzamenu_iz_opyta_raboty/41-1-0-388

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Марина Цветаева. Стихотворения Как в коже образуются клетки



Мое отношение к стихотворениям цветаевой Тоска по родине! М.Цветаева
Мое отношение к стихотворениям цветаевой Osmo - Преображение движения - DJI
Мое отношение к стихотворениям цветаевой Боб с выбритым затылком (виском)
Мое отношение к стихотворениям цветаевой Виды коммуникаций
Мое отношение к стихотворениям цветаевой Деревянная лестница своими руками : как сделать из дерева самому, видео
Дружба Онегина и Ленского (по роману «Евгений Онегин» А. С. Пушкина) Как выбрать управляющую компанию - Приглашение к Корзина с черешней 2 кг купить в интернет-магазине Доставка цветов Макет детской спортивной площадки "Мечта" Страна Мастеров Мода футбольных хулиганов! Список фирм одежды casual! Обществознание. Краткий конспект ответов к выпускным

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ